olegzayac (olegzayac) wrote,
olegzayac
olegzayac

Categories:

Соло на бамбуковом катамаране через Андаманское море. Симиланы –Малый Андаман – Южный Андаман

Порт Блэр.


.            02.02.2015.           Арест №2.

В 8 утра сел на автобус. К открытию был в PMB офисе. Меня, понятное дело, погоняли из одного кабинета в другой, пока не дошел до первого зама капитана порта. Тот посмотрел в мои документы и, удивившись отсутствию клиренса, отправил меня в иммиграционную полицию.

В иммигрейшене меня уже ждали. Занялся моим делом дядька по имени Бизит. У него уже была папочка с надписью «Парусный катамаран «Лонг»» наполненная факсами из Хат Бэя. Он немедленно стал пополнять ее копиями всех моих документов. Сразу заметил отсутствие выездного штампа из Тая и просроченный штамп въездной. Я пересказал ему повесть о неожиданных ветрах и сломанных рулях. Бизит выслушал мою версию с некоторым недоверием, и мы отправились к его строгой начальнице. Тетя сразу напала на меня, сказала, что все я вру, что я злостный нарушитель и вообще плохой мальчик. Конструктивного диалога не получалось, пришлось уйти «в глухую несознанку». «Аварийное причаливание, все сломалось, убежище, непогода».

Мне сказали, что я задержан, и обедать я ходил уже с «сопровождающим».

К вечеру по моему поводу собралось целое совещание. В кабинете начальницы собралось человек 10. Как я потом понял, здесь были представители иммиграционной полиции, береговой охраны, таможни, порт менеджмента и, конечно КГБшник. Все люди как люди, выслушали мою легенду, задали по паре вопросов, записали что-то и стали посматривать на часы, что, мол, пора бы и по домам. Один бородатый КГБшник не хотел угомониться. Спрашивал меня о всяких мелочах, пытаясь поймать на противоречиях и нестыковках, просил называть точные даты и прочие цифры. Отобрал фотоаппарат, GPS и прочую электронику. Очень смешно пытался применить все, чему его учили. Например, долго спрашивал о каких-то мелочах, а потом вскидывался и, грозно глядя в упор, громко спрашивал: «Ты коммунист?». Таким же макаром были заданы вопросы: «Ты служишь в КГБ?» (Я, к его неудовольствию не сразу понял, что такое «кей-джи-би»); «Ты служишь в армии?»; «Не ври, я знаю, у вас все должны служить в армии!»; «Что ты делал в Китае?».

Спустя пол часа, я, как и все присутствующие, притомился и стал позволять себе подкалывать бородатого. На вопрос, почему не служу в армии, сказал, что сильно умных от службы освобождают, что «кей-джи-би» осталась только в Голливуде, а наша секретная полиция уже лет 15 как называется по-другому, что многомиллионная армия китайских шпионов уже давно рыщет в мировом океане на надувных катамаранах и т.п.

Наконец, бородатый иссяк. Мне сообщили, что отвезут меня на катамаран, с которого мне запрещено сходить на берег, пока не уладят все формальности. Подогнали служебный джип и повезли меня в Вандор. По дороге заехали в казарму при полицейском участке и захватили для меня двух конвоиров. Пока те снаряжались и получали ружье (почему-то одно на двоих), я попросился в душ. Пресная вода, я и мыло, наконец, слились воедино!

Катамаран переставили к полицейскому катеру (точно такому же, как в Хат Бэе). Ночью проснулся и, убедившись, что конвоиры спят, выкинул в мангры все бумажные генштабовские карты, чтобы бородатый меньше вопросов задавал.

03.02.2015. Утром приходили только любопытные. Отвечать на одни и те же вопросы надоело. Я забился в будку, валялся, слушал музыку. Стал потихоньку снимать с катамарана наиболее ценные детали. Стало понятно, что вряд ли местная бюрократия позволит мне продолжить поход в следующем году.

Около полудня приехала целая делегация. Большая часть – вчерашние знакомые. Начался обыск. В основном старался бородатый КГБшник. Опять, между делом, задавал «коварные» вопросы. Просил назвать имена знакомых в Индии и т.п. После обыска поехали в город. Меня посадили в машину с «друзьями» из иммигрейшн.


         Начало обыска. Ждут, когда остальные подъедут.

Похоже, ветер переменился. Строгая начальница стала уже не такой строгой. Спрашивали мое впечатление об Индии (ужасное, одни аресты). А люди? (люди ОК). Несколько часов просидел в иммигрейшене. Наверное, ждали, пока бородатый еще разок потрошил катамаран. Часа в 4 приехал КГБшник и попросил заполнить длинную анкету, заточенную под иностранных браконьеров. Кроме обычных имени-фамилии-адреса и пр. было много вопросов о рыбалке: «Какими снастями вы ловите рыбу? Как вы ее храните на лодке? Сколько стоит кило рыбы в вашей деревне? И т.п.». Вопросов больше не задавал. В конце надо было изложить на бумаге свою легенду. (Как удуло, как сломался, куда причалил.) Читать и говорить по-английски я более менее могу, а вот писать, никогда не учился. Я об этом честно сказал, бородатый велел писать, как умею. Когда увидел, сколько ошибок на квадратный сантиметр текста – обиделся, решил, что я над ним издеваюсь.

Больше бородатому от меня ничего не было нужно. Строгая начальница сказала, что скоро мне отметят визу и выдадут пермит, но без разрешения на плавание. А пока продолжается проверка, мне придется 1-2 дня посидеть на катамаране.

Дальше все как вчера. Машина, казарма, конвоиры (те же самые), Вандор.


             После обыска...

04.02.2015. Наверное, началось что-то вроде реакции. Все тело болит, вялость, сонливость, апатия. Раздражают посетители, которые задают одни и те же вопросы. Кто, откуда, сколько меня штук, есть ли жена, а дети, как я готовлю на катамаране, завтракал ли я сегодня, сколько дней плыл из Тая… Во второй половине дня стал заставлять себя шевелиться. Постепенно расширяю ареал обитания, полицейские постепенно привыкают к этому, по крайней мере, уже не бегают за мной в туалет. Сделал вялую, но разминку, стал чувствовать себя получше. Отек с ног почти ушел. Залез на дерево. Конвоиры потребовали слезть, я проигнорировал, махнули рукой и отвернулись.

Место, где я причалил и арестован - отличное. Это вход в национальный морской парк. За невысоким забором помещается дирекция парка, небольшой музей, лекторий. Есть туалет, в котором по вечерам, когда нет посетителей, я наловчился принимать душ. Причал построен для туристических корабликов. После музея и фильма в лектории туристов грузят в эти кораблики и возят часа 3-4 по окрестным островам, манграм, кораллам. Сбоку припаркованы два полицейских катера и мой катамаран. Рядом, в манграх догнивает несколько конфискованных бирманских браконьерских лодок. Охраняли меня две пары полицейских. Одна пара всегда дежурила днем, другая всегда ночью. Вскоре у нас выработался негласный договор: я не выхожу за забор, они не ходят за мной по пятам. Если мне хотелось поесть в кафешке, я сообщал об этом, и мы уходили с одним из полицейских. Через несколько дней я был знаком почти со всеми работниками парка, капитанами и матросами корабликов и, конечно, с четырьмя моими конвоирами.


             Вандор

Днем очень жарко и душно, ночью прохладно и все равно душно.

05. 02.2015. Чувствую себя плохо. Толи инфекция, толи климат, толи усталость. Стал два раза в день делать гимнастику почти по часу. Наматываю круги внутри забора. Двигаться тяжело, но потом становится легче. Сегодня не сдержался и нагрубил очередному любопытному: сказал, что мне 86 лет и я из Новой Зеландии. Парень ушел. Через некоторое время вернулся и протянул мне пакет с порцией чапати и бутылку воды. Сказал, что он не из правительства, и, что, многие здесь за меня переживают. Я извинился, сказал, что очень устал от ареста и допросов. Разговорились. Зовут Керим, он владелец трех (из 6) туристических корабликов. Родился здесь, пол деревни его родственники.

Наконец, увидел крокодила, правда, издалека. Тот плыл посередине пролива, пользуясь попутным течением. Метра два длинной. Позвал полицейского, тот интереса не проявил. «Ну, да. Крокодил».

Ознакомился с содержимым музея. Рядом с входом чучело здоровенного крокодила. Чучела нескольких видов черепах по метру в диаметре. Стенды с рассказом о множестве эндемиков – растений, насекомых, животных, птиц.

Приезжали два дядьки из таможни. Разговаривали очень вежливо, задавали обычные вопросы, составили с моих слов «объяснительную», поблагодарили «за кооперацию», пожурили за отсутствие клиренса и уехали.


              Мои "дневные" конвоиры. Слева Сандип, справа не помню. По их просьбе стер фотку, где они спят в тенечке :)

06.02.2015.         Бунт.

Пятница, впереди выходные. Если сегодня не освободят, в выходные вряд ли что-то сдвинется с места. По прежнему тишина, никто ко мне из властей не спешит. Еще вчера решил, что придется переходить к более активному поведению. Утром попил кофе и стал раздавать продукты, оставшиеся на катамаране. Спрашивающим «почему» объяснял, что с этого момента перестаю принимать пищу. Сегодня начало уикенда, все шесть корабликов ушли битком. Еще вчера составил текст «кричалки», с которой собираюсь обращаться к посетителям парка. Словарик в телефоне помог пополнить мой английский лексикон словами типа hanger-strike, undeclared arrest и т.п. В переводе на русский получилось примерно следующее:

Дамы и господа! Минутку внимания! Извините за беспокойство!

Меня зовут Олег Заяц, я путешественник из России. Я пришел на Андаманские острова на собственном парусном катамаране из Таиланда.

Пять дней назад полиция арестовала меня. У меня есть паспорт и виза, но, секретная полиция считает, что у меня недостаточно штампов в паспорте. У Таможни, Иммиграционной полиции и пр. служб больше нет вопросов ко мне, но, как я понимаю, секретная полиция продолжает мой необъявленный арест. Мне не предъявляют никаких обвинений, мне говорят, что я не арестован, однако два полицейских круглые сутки дежурят возле меня и не позволяют мне сходить с моей лодки.

Сегодня пятый день моего необъявленного ареста. В знак протеста я начал голодовку.

Я прошу Вас сообщить обо мне независимой прессе и посольству России, т.к. у меня нет такой возможности.

Я надеюсь, что индийский народ лучше, чем индийские власти, и Вы поможете мне прекратить мой необъявленный арест.

Спасибо за внимание.

Конечно – не все в этом обращении было чистой правдой. Я намеренно сгущал краски. Цель обращения – привлечь внимание не столько посетителей парка, сколько внимание бюрократов. Придать им ускорение. Часа в четыре показался первый туристический кораблик. Когда он пришвартовался, я вышел на причал и зачитал свою «кричалку». Очень интересно было, какой эффект произведет на туристов и на охранников. Эффект оказался минимальным. Люди с пароходика выслушали меня без интереса и, опустив глаза, поспешили пройти мимо. Правда, пассажиры были сплошь одинакового пенсионного возраста и, похоже, принадлежали к одной организованной туристической группе. Полицаи тоже не особо всполошились. Я думал, они силой или приказами начнут удалять меня с причала. А я, как заправский мученик и борец за свободу, буду продолжать требовать освобождения. Но полицаи только недоуменно посмотрели, и, когда я закончил, продолжили свои ленивые разговоры в тени дерева.

Немного расстроенный вялой реакцией, я стал готовиться к приходу следующего кораблика. Публика на нем была уже разношерстная, да и я сделал некоторые выводы из первой попытки. На этот раз я начал свой спич, когда лодка только начала швартоваться, и пассажиры дисциплинированно сидели на своих местах. Так, что я стоял перед ними на высоком причале как на трибуне. Слушали внимательно, на словах - про индийский народ и индийское правительство кто-то даже зааплодировал. На выходе, большинство проходили мимо, не глядя на меня, но некоторые задержались и стали задавать вопросы мне и подошедшим полицейским. Полицейские выглядели растерянно.

На третьей лодке полицейский уже дозвонился до начальства и передал мне трубку, рассерженная трубка приказала мне сидеть на своей лодке и не сходить с нее. Я согласился, но предупредил, что и со своей лодки буду протестовать.

Но с моей лодки, и даже с полисбота вызвать к себе интерес не получилось. Оказывается, очень важно само появление на публике, а не голос из-за кадра. Так что четвертый кораблик оставил меня почти без внимания.


            Шпаргалка с текстом "кричалки". Я написал их несколько штук на случай, если полицаи отнимут. (Над ошибками, чур не ржать:))

Зато к пятому и шестому кораблику я выскакивал на причал мимо полицейских, зачитывал «кричалку» и только когда заканчивал, возвращался на катамаран. Несколько человек подходили и задавали вопросы, одна особо дотошная барышня, подробно расспросив меня и полицейских, записала мои имя/фамилию и пообещала сообщить в посольство. Полицейские требовали, чтобы я оставался на катамаране, но силу применять не решались.

После шестой, последней лодки я удалился на катамаран и прилег отдохнуть. Пришел Сандип – один из двух «дневных» полицейских и попросил меня больше не шуметь, сказал, что люди из иммигрейшн уже выехали из Порт-Блера. Я извинился, сказал, что на сегодня все лодки уже кончились, но завтра, если меня не отпустят, я продолжу протестовать. Было непонятно, врал ли он, или я подтолкнул события, оставалось только ждать. На вопросы знакомых о голодовке, я отвечал, что не буду есть, пока меня не отпустят. Некоторые очень трогательно пытались меня уговорить поесть: «Ты все равно ничего не докажешь, поешь, пожалуйста, ты только испортишь свое здоровье». Я еле сдерживался, чтобы не пуститься в объяснения, что несколько дней голодовки и минус несколько килограмм скорее пойдут мне на пользу.

Уже дома я узнал, что Махатма Ганди, имя которого носит национальный природный парк, где я был заточен, чуть не заморил себя голодом в рамках борьбы за освобождение Индии от британских колонизаторов. Наверное, это совпадение придавало некоторую пикантность и моему скромному протестному движению.

Часа через два, когда я уже окончательно решил, что никто сегодня не приедет, явились Бизит и Хари – офицеры иммиграционной полиции. Бизит сообщил, что я свободен и предложил подкинуть в город. Я поинтересовался насчет паспорта и остальных изъятых вещей. Бизит сказал, что у него все с собой. Сказал, чтобы я взял самые необходимые вещи, и что он поможет мне найти гостиницу. В сильном сомнении и волнении я собрался, и мы, втроем на одном мотоцикле, поехали в город. Всю дорогу я ломал голову: в тюрьму мы едем с глаз долой, или действительно освободят.

В городе остановились у кафе и сели за столик. Бизит сказал, что угощает. Я сказал, что не голоден, т.к. решил продолжать голодовку, если отвезут в КПЗ. К счастью, Бизит стал доставать из сумки мои вещи и документы. Тут же он поставил в паспорт штамп на въезд в Индию и выписал пермит на пребывание на Андаманах. Похудеть в очередной раз не удалось. :)


             Я, Хари и Бизит. Заехали на базар за бананами после моего полуосвобождения. Бизит - самый адекватный из чиновников на Андаманах.

Часа два мы катались по городу и искали мне жилье. Многие гесты забиты, остальные, предлагали комнаты по нескромным, по индийским меркам, ценам. Кое-как нашли комнату за 600 рупий (20$). Решили, что завтра я, не торопясь, поищу что-нибудь получше. Бизит дал свой номер телефона и просил звонить в случае любых проблем и добавил, что мне еще надо зайти в PMB офис, и закончить оформление катамарана.

07.02.2015. Новые проблемы.

Утром побежал в порт. Оказывается в субботу у них короткий рабочий день. Казалось, еще немного, и с формальностями будет покончено. Однако началась очередная тягомотина. Высидев очередь к знакомому заместителю капитана порта, попал к нему на прием. Тот долго изучал мои документы, потом попросил GPS, а заодно и всю остальную электронику. Долго изучал фотографии. Пошли к капитану порта. После долгого разговора на хинди объявили, что должны провести инспекцию лодки. Сегодня суббота, завтра выходной, так что в понедельник.

Вернулся в город, нашел другую комнату. Тоже не супер, но на 50 рупий дешевле.

Интересно, что отелем на Андаманах принято называть кафе, а место, где сдают комнаты, называют «лодж».


                Command Bay, Port Blair.

08.02.2015.

Слабость, ломки, наверное, какая-то инфекция. Заставил себя погулять по городу. В Интернет кафе нужно показать паспорт и пермит – их копируют. Интернет такой медленный, что его скорее нет. Почту открыть не удалось. За два часа сбоев и срывов удалось открыть ФБ и отписать, что жив-здоров. Там же попросил Серьмана кинуть денег на мой московский телефон, т.к. несколько звонков в Москву сожрали около 3000 рублей. Местную СИМку купить не удалось – только по ID жителя Андаман.

Пытался найти транспортную компанию – отправить часть вещей домой. Неудачно. Морем возят только на материк в Ченнай. Самолетом – 900 рупий килограмм.

Нашел комнату за 500 рупий – очень неплохую в «лодже» “Shach&Shach” (рекомендую) возле базара (слева, если смотреть с площади).

Тело ломит, бюрократы задолбали, сколько все это еще продлится – непонятно.


09 - 11.02.2015.

Утром опять в порт. Вместо намеченной инспекции лодки отправили меня в таможню. Дождался там начальство. Зам начальника – дядька, который приезжал в Вандор за «объяснительной». Только теперь он перестал быть вежливым. Напротив, стал грубым и раздражительным. В этот и в следующие дни, я провел много часов в кабинете главных таможенников. Работа у них – не бей лежачего. Пожилой начальник просматривал пару газет, отвечал на пару звонков, а весь оставшийся день маялся бедняга: то бумажки на столе переложит, то на часы посмотрит, то перекинется парой слов с замом, который сидит за соседним столом. Зам, как это обычно бывает, моложе, хитрее и деловитее своего босса. Все свободное от 2-3 телефонных звонков в день время он играл в какую-то детскую игру на компьютере, типа «фермы». Громкость делал на полную, так что кабинет постоянно был заполнен дурацкими компьютерными звуками поверх примитивной звуковой «подложки». Некоторое разнообразие в суровые трудовые будни таможенников вносил поход на обед. Своим появлением я разрушил их ленивую идиллию, что несколько расстроило начальника, и совершенно вывело из душевного равновесия заместителя.

Описывать всю тягомотину не интересно. Весь понедельник и вторник я ждал то в приемной, то в кабинете, бегал делать копии документов, писал нелепые объяснительные. Самую смешную объяснительную писал о том, какие индийские службы и о чем меня допрашивали, и какие объяснительные я тем писал.

Все это начинало утомлять. Парни явно не торопились. Я съездил в Вандор забрать кое-какие вещи с катамарана и пообщаться с образовавшимися за время ареста друзьями. Прогулялся до красивого пляжа на мысу и, конечно, напился с матросами и капитанами туристических корабликов.


             Бухаем с матросами и капитанами прогулочных корабликов :)

Обшарил Порт-Блэр, посмотрел (снаружи) на главную достопримечательность города – «Сотовую тюрьму». Сотовая она потому, что камеры одиночки выходят единственным входом-решеткой в прямоугольный двор тюрьмы, что несколько осложняет побег. Британцы ссылали в эту тюрьму самых лютых борцов за свободу. Даже если сбежишь из здания тюрьмы, ты на острове, до материка далеко, а в джунглях среди аборигенов и крокодилов долго не протянешь. Сейчас в тюрьме музей, напротив входа статуи борцов за свободу, заморенных в главной городской достопримечательности.

В среду назначена очередная «инспекция лодки». Прождал у катамарана таможенников до половины двенадцатого. Те приехали в самую жару и начали переписывать все барахло, что скопилось за несколько лет. К счастью, скоро они выдохлись и закончили с этим неблагодарным занятием.


            

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments