olegzayac (olegzayac) wrote,
olegzayac
olegzayac

Categories:

Соло на бамбуковом катамаране через Андаманское море. Симиланы –Малый Андаман – Южный Андаман


Побег
               12 - 13.02.2015.

Четверг, на 11 назначено очередное собеседование. Чувствую себя не важно и морально и физически. Понятно, что надо «ускорить» процесс. За время ареста в Вандоре и болтания по инстанциям в Порт-Блэре приобрел много друзей и знакомых. Каждый день на улице ко мне подходили знакомые и не знакомые люди, говорили, что знают о моих проблемах, выражали сочувствие. Некоторые давали советы. Главный совет – идти к самому высокому начальству и просить ускорить и разрешить мои проблемы. Причем, не важно какого сорта начальник – главное повыше, чтобы он позвонил кому-нибудь и дал команду. Тогда бюрократы зашевелятся. Мне уже написали телефоны губернатора и главного полицейского Андаман.

Я сидел в кафе и, не торопясь, завтракал парадой, выжидая время, чтобы в очередной раз идти в таможню. Я уже решил, что если и сегодня перспективы не замаячат, то буду переходить к более активным действиям. Я как раз думал с кого лучше начать: с губернатора или с главного полицая, когда ко мне обратились два незнакомых индуса. Один выглядел обычно, второй - побогаче. Они спросили, не возражаю ли я, если они присядут за мой столик (не возражаю), и тот, что побогаче сразу взял быка за рога.

Он сказал, что зовут его Майкл, приехал из Мумбая на курорт, что второй парень его гид, и этот гид рассказал ему о моих проблемах (похоже – я уже стал одной из достопримечательностей Порт-Блэра). Майкл предложил немедленно идти в приемную к какому-то влиятельному человеку, тем более что у него тоже есть к нему какое-то дело. Я решил не противиться судьбе, хотя до начала очередного «собеседования» оставалось минут 40. Мы добрались до какого-то офиса. Табличка на двери сообщала, что это приемная какой-то партии с длинным названием. «Самого главного» на месте не было, был только зам. Зам выслушал Майкла, поудивлялся и предложил подождать часок. На часах было как раз 11 часов и я, сославшись на таможню, пообещал прийти попозже. В блокноте у меня осталось еще несколько телефонов: Кульдипа Райшема (самого главного), его заместителя, и Майкла. Майкл пообещал мне отдать индийскую СИМку.

На допросе ничего нового не произошло – обычная тягомотина. На просьбу ускорить процесс зам разразился гневным монологом, плавно переходящим в истерику. Главный сюрприз ждал меня в конце разговора: следующее «собеседование назначено аж на понедельник. Так же мне вручили бумагу, в соответствии с которой, и под угрозой наказаний таких-то я обязан оставаться в своем отеле и явиться на допрос обязательно. Бумагу я подписал, но выходил из кабинета с четким пониманием, что понедельника ждать не буду, а буду переходить в «контратаку». Прямым ходом я направился в приемную знакомого партийца.

Визитку с названием партии и полным именем главы ее Андаманского отделения я потерял. Кульдип был уже на месте и про меня уже знал. Я рассказал ему, что я спортсмен из России, что залип в бюрократических дебрях, что хочу домой и прошу его помощи. Коротко пересказал свою «легенду». Кульдип немного удивился, что я обращаюсь именно к нему, но был явно польщен свидетельством своей популярности. Он выразил готовность помочь и тут же начал куда-то звонить. Дозвониться не удалось. Кульдип спросил, где я живу, и предложил подвезти. Судя по тому, как у прохожих отвисали челюсти, когда я прощался с Кульдипом около геста, человек он действительно известный. Как только я вошел в комнату, прибежал хозяин геста и стал расспрашивать меня, что за дела у меня с Кульдипом. Я сказал, что он помогает мне решить мои проблемы, и поинтересовался в свою очередь, действительно ли это влиятельный человек. Хозяин подтвердил, что это глава местного отделения ведущей индийской партии и человек очень известный и влиятельный. «Все его знают». Договорить мы не успели. Прибежал водитель Кульдипа и позвал меня обратно в машину. Кульдип дозвонился до капитана порта и предложил немедленно ехать в PMB офис.

Мы прямиком направились к заму капитана порта, который сразу стал ласковым и дружелюбным. Вместе с ним мы отправились к капитану порта, несмотря на то, что у того в кабинете было несколько человек, судя по всему работников порта. Разговор почти сразу перешел на хинди, но общий смысл мне был понятен. Капитан порта готов бы и помочь, но непонятно, как оформить катамаран. Нужно оформлять клиренс, а это дело таможни. «Списать» катамаран они не соглашались. Дело в таможне уже завели, и «не заметить» катамаран уже не получалось. Я вмешался и сказал, что готов утопить или сжечь катамаран намеренно или «случайно» или подписать бумагу, что судно разрушено и непригодно к восстановлению. У меня поинтересовались, откуда я знаю хинди, и сказали, что сейчас уже дело в таможне заведено, и такой вариант не прокатит. Собравшиеся еще немного посовещались, и Кульдип, так же стремительно, как и ворвался, поспешил на выход. Вид у него был несколько озадаченный, быстрого и эффектного решения проблемы не случилось.

На улице Кульдип поинтересовался, очень ли дорогой у меня катамаран. Я заверил его, что катамаран свое отслужил, и я готов с ним расстаться. «Слушай, тебе же вернули паспорт и поставили в него все штампы. Эта тягомотина в таможне может продлиться еще неизвестно сколько, а если они разозлятся на тебя, то могут чего-нибудь подкинуть на лодку и вообще тебя засадить». Я сказал, что и сам думал сбежать, но опасаюсь, что меня «примут» на границе и показал ему копию «подписки о невыезде». Кульдип прочитал и еще больше нахмурился. «Дело, конечно, твое, но я думаю, что если ты все сделаешь быстро, то будешь дома раньше, чем тебя хватятся». Я сказал, что все понял и поблагодарил за помощь. Несмотря на дневную жару, я отказался от предложения подвезти. Хотелось прогуляться и все обдумать.

Пока я шел до геста, преступление, как пишут в детективах, созрело и нарисовалось во всех деталях. Для начала - в гест я зашел с довольной физиономией и поспешил сообщить хозяину, что Кульдип обо всем договорился и в понедельник, ну максимум во вторник все мои бумаги будут подписаны, и я покину сей гостеприимный остров. Затем я побежал по тур агентствам узнавать расписание самолетов и менять деньги. На завтра были стыковочные билеты в Мумбай через Ченнай и в Дели через Калькутту. Я купил билет в Дели, вылет в час дня. Сложнее было поменять деньги. Банки уже не работали, карточку тур агентства не принимали и предлагали взять доллары по грабительскому курсу. Затем. Я помчался в Вандор, забрать все ценное с катамарана. Всем знакомым я повторял историю про скорое разрешение формальностей. Правду рассказал только Керену, хозяину трех туристических корабликов, чтобы попросить у него помощи. Пока ждал Керена, начал ковыряться на катамаране. К сожалению, незамеченным остаться не получилось. Полисбот, рядом с которым припарковали мой кат охранялся полицейским. Я, конечно, рассказал и ему историю про свое скорое освобождение и что сам Кульдип помог этого добиться. Дядька, похоже, поверил, но достал мобильник и стал кому-то звонить. Приехал Керен (как только я приехал в Вандор, я попросил знакомого дозвониться до Керена и попросить приехать). Я отвел его в сторону и поведал, что собираюсь бежать. Керен согласился помочь. Оказалось, что полисмен его родственник. Они поговорили, и тот, хоть и нехотя, согласился не замечать моего присутствия. В конце концов, его дело охранять полицейский катер.

Всю ночь я потратил, чтобы снять некоторые детали катамарана и вынуть камеры из баллонов и все упаковать. Оставил по одной камере, чтобы кат держался на плаву. На первом автобусе поехал с багажом в сторону аэропорта.


         Последняя стоянка Лонга.

Позавтракал в кафешке рядом с аэропортом и попросил присмотреть за моими вещами, пока смотаюсь в город. Хозяева согласились. Мне это было нужно, чтобы не «светить» рюкзаком в гесте. Большую часть вещей я из гостиницы уже забрал. Нужно было грамотно исчезнуть из геста, т.к. я знал, что таможенники звонили хозяину и наверняка обязали его сообщать о моих перемещениях. Меня так же предупреждали, что я не могу без разрешения менять гостиницу.

Я явился в гест налегке, еще раз рассказал, что все мои проблемы практически разрешились, сказал, что на выходные еду на остров Хэвлок (главный курорт рядом с Порт-Блэром, где есть пальмы и пляжи и нет крокодилов), вернусь в воскресенье и прошу, по возможности придержать мою комнату, которая мне очень понравилась. Я собрал оставшиеся вещи, выписался из геста и помчался в аэропорт. Тук-тук (такси) взял, как положено шпионам только отойдя на пару кварталов от геста. :)

Я не торопясь, пообедал в той же кафешке, выжидая время, чтобы прийти впритык, минут за 20 до окончания регистрации. Очень боялся, что кто-нибудь из знакомых меня узнает в аэропорту. Зарегистрировался, отдал почти все наличные рупии за перевес и постарался спрятаться в толпе. Оказалось, что для вылета с Андаман нужно поставить в паспорт дополнительный штамп на выезд, как на границе. Ожидание самолета тянулось невыносимо долго. Я понимал, что если выберусь с Андаман, то на 90% все удалось. Главное, чтобы мое имя не выскочило в какой-нибудь базе данных или кто-нибудь из знакомых меня не узнал. Но все прошло гладко. Через несколько часов я был в Калькутте. Авиа касс и тур агентств в аэропорту не нашлось, а из транзитной зоны меня выпускать не хотели. Дозвонился в Москву до Серьмана, благо денег на телефон он мне уже положил. Пока я летел в Дели, Серьман мне купил билет Дели – Абу-Даби – Москва. Правда, на этот самолет я чуть не опоздал, рейс Калькутта-Дели задержали, а на следующий самолет ехать в другой терминал. Да еще на входе в терминал пришлось бодаться с полицейским, который отказывался пускать меня в аэропорт, пока я не покажу ему распечатку билета.

Я так торопился на самолет, что даже забыл поволноваться при прохождении паспортного контроля, ведь это последнее место, где меня могли тормознуть.

Рано утром я уже был в Москве. Путь из Порт-Блэра в Москву преодолел всего за сутки на четырех самолетах. Обычной депрессии, которая накатывает при возвращении в цепкие объятия Родины, не последовало. :)



               Лапта (крикет) - самый популярный вид спорта в Индии

Немного выводов и обобщений.

Пытливый ум внимательного читателя уже, наверное, заметил два главных косяка (точнее – две группы косяков) в моем походе. Это плохое техническое состояние катамарана и отсутствие необходимого пакета документов для перехода границы.

Катамаран Лонг придуман мной, построен мной же при активной помощи друзей – соучастников походов нескольких лет. Я написал «придуман», а не спроектирован, не случайно. Когда мы собирали катамаран в первый раз во Вьетнаме зимой 2010/2011 года, была только концепция в моей голове, несколько рисунков в масштабе и набор элементов, из которых предполагалось слепить катамаран. Получилось, мягко говоря, сыровато. Но катамаран мог ходить под мотором и под парусами и вполне годился для прибрежного плавания. За последующие годы привозились новые узлы и детали, перешивались паруса, корректировалась центровка и т.д. С каждым разом катамаран становился надежнее, управляемее и мореходнее, но всегда приходилось находить компромисс между потребностями и возможностями.

Каждый раз на сборку катамарана уходило несколько дней работы. Выходили в море на полусобранном катамаране, чтобы сменить место и доделывать его во время похода. Конструкция катамарана улучшалась, но увеличивался и износ. Основной износ происходил во время хранения. Кат оставляли разным случайным людям на разных условиях. Особенно ему досталось во время последнего хранения на острове Пу (Джам) в Таиланде. Крыша в кафешке, где хранились вещи – потекла. Когда мы увидели масштабы повреждений, появились сомнения в возможности реанимировать катамаран. Сгнившие паруса, дырявые камеры и сами баллоны, ну да я уже писал об этом… Несмотря на это катамаран выдержал несколько грозовых шквалов в Таиланде, отрабатывал приличные волны. Во время перехода было много мелких поломок, в основном по причине износа. Главный недостаток выявился, когда я в ночь перед побегом вынимал рабочие камеры из баллонов. Резервная камера в левом баллоне спускала достаточно быстро, а в правом – так быстро, что и накачать толком ее не удалось. Т.е более 600км открытого моря я шел без резервных баллонов.

В остальном – конструкция катамарана, наличие продуктов и воды, психологическая готовность, запас прочности основных элементов катамарана (кроме камер), возможность ремонтироваться на ходу – обеспечивали мне возможность дойти до Индии, Шри-Ланки или Мальдив, например. Преймущественный СВ ветер рано или поздно притащил бы меня к Андаманам даже без парусов.

Что касается документов, то у меня была только бумага от МАРИНС – паспорт спортивного парусного судна. В России судового билета не получал, т.к впервые катамаран был собран во Вьетнаме. КАЖДЫЙ РАЗ (!!!) при пересечении границ я пытался оформить его в таможне. Везде таможенники посылали меня куда подальше и говорили, что такое судно оформлению в таможне не подлежит. Несколько раз, когда я привозил запчасти к катамарану, я пытался задекларировать их на границе как судно и получал отказ. Самый развернутый разговор с таможенниками состоялся на границе Камбоджа/Таиланд в 2012 году. Сухопутный погранпереход находился на берегу моря, и я потратил некоторое время, чтобы найти таможенников и попытаться «уговорить» их, неприкрыто намекая на готовность дать взятку. Меня спросили - как я ввозил лодку? Я ответил, что на автобусе. «Ну вот на автобусе и вывози. Чтобы выходить из страны морем, нужно было и входить морем, через порт». В общем, даже в такой коррумпированной стране, как Камбоджа, ни на въезде, ни на выезде не удалось оформить катамаран даже за взятку.

Когда я задумался о переходе через Андаманское море, один из главных вопросов был – как быть с пересечением границы. «По правильному» - надо было либо исхитриться и оформить ввоз судна – но это уже несколько раз не получилось, либо попытаться оформить лодку как построенную в Таиланде. В этом случае даже не знаю с чего начинать. Наверное, с поисков агента или тайского юриста. Да и катамаран явно доживал последние сезоны или требовал значительных переделок и замен деталей.

Я решил, что если пойти «напролом», то будет проще. Если я приплыву на Андаманы, то так или иначе, но чиновникам придется меня оформить. А если я приду в Тае просить документы для выхода морем, то с вероятностью 99.999% получу отказ и запрет. Я, конечно, прекрасно понимал, что по приходу на Андаманы у меня будут серьезные проблемы и был к ним морально готов, т.к понимал, что проверки и аресты весьма вероятны. Правда - я думал, что чиновники будут менее суровыми по отношению ко мне. Но Индия оказалась очень бюрократической страной. Особый закрытый статус штата Андаманские и Никобарские острова тоже, наверное, не способствовал быстрому решению проблем связанных с моим оформлением.

Что касается гибели «Лонга» (по-вьетнамски Лонг значит дракон), то, конечно, грустно было бросать судно, с которым меня так много связывает. Да еще не просто бросать, а бросать догнивать под арестом среди браконьерских лодок. У меня была надежда, что все удастся оформить и может даже походить еще в следующем году по Андаманам, а потом, быть может рвануть на Шри-Ланку или на материковую Индию. Наиболее вероятным я считал вариант, что мне удастся разобрать катамаран и вывезти основные его части – баллоны, камеры, руль, шверцы, дельные вещи, однако пришлось полулегально бежать, бросив свое судно догнивать под вечным арестом.

Но у всех есть свой срок – и у людей и у кораблей. Лонг прошел по морям Тихого и Индийского океанов несколько тысяч километров. Крутился в гуще островов бухты Халонг во Вьетнаме, исследовал острова и берега Камбоджи, прошел большую часть тихоокеанского побережья Таиланда, обшарил почти все архипелаги Тая – Симиланы, Самуи, окрестности Чанга. Исследовал все острова западного побережья Таиланда от границы с Малайзией, до самого северного из Симиланских островов. Перенес меня через Андаманское море и увидел воды Бенгальского залива. Обошел вокруг Малого Андамана и дошел до Южного Андамана.

Вот уж кому точно «будет, что вспомнить на свалке»!

Tags: Побег с Андаманских островов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments